Историзмы и архаизмы в литературных произведениях

ИСТОРИЗМ — слова или постоянные словосочетания, которые обозначают реалии, которые вышли из обихода и принадлежат к древности. Как стилистическое средство И. воспроизводят исторический колорит определенных суток. Исчислении И. в произведениях Шевченко удостоверяют его добрую осведомленность в отрасли истории и быта Давнего Рима (кесарь, раб, тиара, патриций, конглав, терма, гладиатор, амфора и тому подобное), Давней Греции (гинекей, гетера, висон и тому подобное), Иудее (фарисей, бурнус, равви, есей, хитон и тому подобное), а также Малой Азии, Ближнего Востока, Египта, Европы (сарацин, копт, фараон, трубадур, галльский легион, аутодафе, чура, таляр и др.). Основными источниками И. периоду казачества были для Шевченко “Краткое описание Малороссии”, летописи Самийла Величка и Самовидця, “История русив”. Со временем казачества связаны названия: 1) чинов военной иерархии (гетман, атаман, кошевой, полковник, есаул, старшина, казак лейстровий, копитан), 2) разного рода военных группировок (войско, табор, кош, общество, обоз, компанийци), 3) атрибутов власти (клейноды, булава, бунчук, знамя, труба), 4) оружия, военного снаряжения (гакивниця, копье, древко пики, чайка, байдак, панцирь, палатка).

И. в произведениях Шевченко, с одной стороны, обозначенные возвышенностью, которая совмещается с героизацией, временами романтизированной гиперболизацией событий прошлого: “В трубы затрубили, // В звоны зазвонили, // Ударили из пушки, // Знаменами, бунчугами // Гетмана укрыли” (“В воскресенье в святую”), “Не вернутся запорожцы, // Не встанут гетманы, // Не покроют Украину // Красные жупаны!” (“К Основ’яненко”), а из второго — проникнутые иронией, пренебрежением, забарвлени гротесково (чаще всего при изображении и характеристике врагов украинского народа, разного рода нападающих, поработителей): “.А из шкур наших // Себе багряницу // Пошил жилами твердыми // И заложил столицу // В новой рясе” (“Сон — Во всякое сво судьба”), “Как царица по Киеву // Из Нечесом ходила. // И Межигорского Спаса // Ночью зажгла.

АРХАИЗМЫ (грец.arcatoz — древний) — слова, которые являются давними, прежними названиями реалий и вышли из общего потребления, а их заступили другие синонимические лексические единицы. Как стилистическое средство А. традиционно используются в художественной литературе для воссоздания исторической реальности и тогдашнего языка героев, для предоставления языку торжества, возвышенности, для характеристики негативных явлений, как средство создания иронии, сатиры и сарказма. В поэзии Шевченко разные художественные функции выполняют собственно лексические А.: вертоград (сад), чертог (дворец), ретязь (цепь), оливо (карандаш), лица (щеки), вой (вояки), ланити (щеки), живот (жизнь), пря (спор), глаголи (слова, язык); лексико- словообразовательные А.: возлисся (опушка), подружие (супруги, подруга), правдолюбие (правдолюб), телец (теленок), возвистити (известить), возвеселити (развеселить), воспивати (воспевать).

Для збереженн стилистики первоисточника в переспивах из “Слова о полку Игоревим” Шевченко использует лексические и лексико-словообразовательные А., напр.: “В Путивлі-граде утром рано”, “— Полечу, говорит, зигзицею”, “Рукав бобровый омочу.// Омою кровь сухую, отру”, “на князя, ладо мое милое”, “Мое веселеет украл” (“Плач Ярославни”); “В степи, в незнаемому поле, // Среды земли половецкой”, “Поникли Игорю стязи” (“Из передсвита до вечера”). Стилизацийну функцию выполняет семантический А. приключение в словосочетании на приключение (на помощь): “То возвращает // Тот Игорь войско на приключение // Потому ладью буя Всеволоду” (там само). В переспивах поэт прибегает к архаичной форме обращения давних русичив к богам — господине (эта форма сохранилась с дохристианских времен, когда слова господь и господин не различались): “— Витрило-витре, господине!

По-разному реализует Шевченко семантику официально почтительного почетного названия украинских гетманов и польских господ — сиятельный; пор. позитивное содержание контекста: “Сиятельный, на вороном кону, // Блеснет булавой — море закипит.” (“Гайдамаки”), ироническая оценка конфедератов в прямой речи персонажа: “Жартувать, // Или что, ты хочешь?” “Я? Из панамы? // Упаси господи! Сейчас, дайте встать, // Сиятельные (втихаря — свиньи)” (там само), резко негативная оценка деятельности тех украинских гетманов, которые служили не своему народу, а соседним королям и царям: “.Ось что // Ваши славные Брути: // Рабыни, подножки, грязь Москвы, // Варшавский мусор — ваши господа // Ясновельможнии гетманы” (“И мертвым, и живым”).

]> Рейтинг@Mail.ru