Влияние национализма на внешнюю политику стран мира в ХХ веке (часть 2)

Опять же, в противовес, Российская Федерация выбрала военную доктрину, в основе которой являются национальные интересы, подкрепленные явно не оборонным ядерным потенциалом. Эти интересы касаются как ближайшего окружения России, так и удаленных от нее субрегион и не раз входят в конфликт с международно признанными правилами мирного сосуществования и добрососедства. Для укрепления обороноспособности и в поисках альтернативной к военно-политической структуры Западной, а теперь уже и Центральной Европы, Российская Федерация добилась создания на основе некоторых бывших советских республик т. зв. Ташкентского пакта и через эту структуру по крайней мере, способна реально влиять на обеспечение собственных интересов в Средней Азии. [В свое время большой переполох в мировой политике вызвала попытка России создать своеобразный "троистых союз" с Китаем и Индией, что могло бы фактически вернуть мир к биполярнои системы, причем с явным перевесом на стороне такого союза. Значительно меньший эффект дала эксплуатация идеи панславизму на фоне косовской кризиса и символическое присоединение Югославии, но и этот шаг стал рычагом в руках российских политиков, с помощью которого было добыто немало в направлении признания за Россией права на активное участие в мировой политике в субрегион Балкан.] 9 Возможно, этих примеров достаточно для понимания генеральной линии внешней политики Российской Федерации: она никогда не согласится на статус ниже, чем супердержавы, и для достижения цели возвращения себе этого статуса будет применять все имеющиеся резервы и весь арсенал средств.

Четкой определенности национальных приоритетов способствует глубокая монархических и великодержавна традиция, воплощенная в крепкой президентской власти, концентрации ключевых функций в его руках. Даже в сравнении со значительно укреплены президентской властью в Украине властные возможности российского президента являются более широкими и где-то даже ближе к возможностям постсоветских среднеазиатских президентов.

Бесспорно, как политический или экономический партнер Россия является очень важной, но сложной государством. Одним из факторов, которые затрудняют сотрудничество, является непрогнозируемость внешнеполитических действий, их не раз чрезмерная радикальнисть. Другой проблемой является устойчивость федеративного устройства многонациональной России в условиях экономического кризиса. Как утверждает мировой опыт, даже при относительном демократическом федерализм экономический фактор способен сыграть весьма значительную роль в развитии сепаратистской идеи. На примере Чечни видно, что эффективного механизма нейтрализации таких веяний в арсенале внутренней политики России нет.

Подытоживая сказанное, можно сделать определенные выводы. Современная Россия, будучи напивдемократичною страной с великодержавным идеями, не рассматривает пока Украину как равноправного политического и экономического партнера, а скорее - как сферу собственных интересов (о чем, кстати, неоднократно откровенно заявляли как лево-, так и право-ориентированные российские политики) . Если экономическое сотрудничество с Россией является частью объективной необходимости в политике Украины, то втягивание ее в открытый интеграционный пространство современной России угрожает потерей суверенитета украинского государства со всеми дальнейшими последствиями. Даже со стратегической точки зрения значительная вес России на Евразийского континенте вряд ли допустит равноправие взаимоотношений с ней других государств, а чрезмерная ориентация украинских экспортно-импортных операций в российском направлении может представлять угрозу национальной безопасности Украины.

Что касается украинско-польских отношений, то они были и остаются одними из самых сложных и запутанных. Хоть бы сколько принималось хороших постановлений, пидписувалося соглашений или договоров, историческая память о взаимные обиды основном последнего периода истории, то есть XX века, не только не приглушуеться необходимостью перемен - она странным образом воскресает в последующих поколениях. Это особенно заметно в западном регионе Украины и в прилегающих к нему польских землях, где еще есть немало живых свидетелей трагической истории. "Кладбищенская" война, взаимные территориальные претензии, постоянные напоминания о геноциде "Вислы" и "волынскую трагедию" - вот лишь часть перечня взаимных беззаконие, весомо влияющих на ход формирования современных цивилизованных отношений между обоими государствами и их народами. К счастью, кроме отрицательного, в польско-украинских отношениях есть и немало положительного опыта, поиск путей к согласию, примирению и взаимодействия. В конце прошлого и начале этого века, и даже в годы вооруженного противостояния двух соседних государств, в каждой из них возникали теории возможностей заменить противостояние в узле пересечения геополитической горизонтали и вертикали Европы на образец для отношений центральноевропейского субрегион. Взять хотя бы теорию федерализма Пилсудского или подобную ей идею Петлюры, концепцию "Мижморья" Мочульського или прототип модели Балто-черноморского сотрудничества Ю. Липи. Неоднократно именно Польша становилась инициатором формирования в Украине осознание ее Центральноевропейской принадлежности; именно Польша среди европейского сообщества государств видела возможность уберечь ее суверенитет.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Уход за кожей Mary Kay! Доставка: пилинги.
]> Рейтинг@Mail.ru