Андрей Вознесенский (начало)

Вознесенский выдал себя сразу, с головой и потрохами, в первом же стихотворении самого первого поэтического сборника. На такое решаются не многие —никакой тебе раскачки робкими юношескими виршами, никаких румяных ланит и несмелых ощупываний реальности стихом, никакого смирения новичка. «Я - Гойя! Глазницы воронок мне выклевал ворог, спетая на поле нагое. Я —Горе».

1960 год, Москва, сборник «Парабола», издательство «Советский писатель».

В этой головокружительной поэтической лесенке о четырех рваных строчках, позже вдохновившей Градского на его лучшую песню, весь Вознесенский, как в капсуле времени.

Тут и пижонская страсть к звучной иностранщине, и китчевый коктейль из гротеска и архаики а - ля рюс (ворог!), и яркие аллитеративные одежки, и сюрреалистическое фонтанирование разбушевавшегося воображения. И главное - брутальная, ураганная эмоциональность, снимающая любые вопросы стилистического характера и превращающая рациональную критику в скучное ковыряние соломинкой в чужом глазу.

Все фигуранты «поколения Политехнического» гак или иначе подражали Маяковскому. Но если Рождественскому удалось максимум слизать неряшливую пунктуацию главного совпоэта, а Евтушенко усиленно тренировал неуклюжую душу нараспашку, то Вознесенского возбуждали прежде всего формалистические изыски футуриста и его откровенное западничество. «Я хотел бы жить и умереть в Париже, если б не было такой земли —Москва»именно эти строчки Маяковского стал и мотором поэтической биографии Вознесенского (подобно тому, как для иных подобным мотором оказались, например, строчки «Решающему - сделать бы жизнь с кого, скажу не задумываясь: «Делай ее с товарища Дзержинского»).

И именно благодаря своим модернистским штучкам, намертво засевшим в поэтическом ДНК, и своим галопам по Америкам и Европам Вознесенскому удалось закоротиться на мировую авангардную традицию поверх любых гэбэшных голов, а также невзирая на все ветры социально - эстетических перемен. Кто бы сомневался —Атена Гинзберга и Роберта Раушенберга никакими кибировыми и приговыми не пропьешь. Не менее важным реагентом в выявлении дара Вознесенского был и его диплом МАРХИ - архитектоника стиха и бесконечные эксперименты в жанре визуальной поэзии (включая поздние видеомы) станут его навязчивыми маниями.

Предлагаем офсетную печать листовок, брошюр.
]> Рейтинг@Mail.ru