Что видим, то и слышим

Мы уже говорили, что использовать шумы для иллюстрации происходящего на экране действия наиболее просто, но и наиболее эффективно. От принципа сопровождения каждого видимого в кадре движения соответствующим звуком не отличается принципиально и фоновое применение звуков, если этот звуковой фон повторяет фон изобразительный. На экране - цех завода.

Здесь встретились герои фильма. В глубине кадра - станки, краны и т. п. Но они настолько далеки, что никакого их движения незаметно. Известно, однако, что станки работают, а не стоят. Звукооператор «подкладывает» под такое изображение фонограмму с шумами завода.

Далее, по ходу действия, кадр укрупняется - станки уже вне кадра, видны только герои фильма. Но шум завода продолжает звучать. Здесь «подложенный» звук не синхронен изображению в буквальном смысле слова, но по существу он все же повторяет видимое и в данном случае маловыразителен.
В каких же случаях совпадение звука с изображением его источника художественно целесообразно?

Во всех, где он дополняет это изображение, дает ему новое измерение и активно включается в звукозрительный образ. Например, мы имеем дело со звуком неизвестным (или малоизвестным) зрителю-слушателю. Без показа предмета, издающего такой звук, последний просто не будет понят. Только тогда, когда зритель в своем представлении свяжет звук с его источником, звук сможет«жить» самостоятельно, в отрыве от видимого источника, по взаимодействии уже с иным изображением. Оправдано подобное совпадение звука с изображением и в тех случаях, когда авторам фильма необходимо связать с героем или каким-либо зрительным образом тот или иной характерный звук (если даже он и широко известен в жизни). Связать опять же для того, чтобы в дальнейшем, не показывая зримого образа, напоминать о нем звуком.

Мы видим на экране человека, идущего по улице (по комнате, по лесу и т. д.). Видим сапоги на его ногах. Но авторам фильма нужно подчеркнуть, что сапоги новые, впервые надетые. Своеобразный скрип кожи подчеркивает это их качество - «со страшным скрипом сапоги» (известно, что костюм и обувь тоже характеризуют человека).

Интересны в этом смысле некоторые сцены фильма «Повесть о настоящем человеке» (1948). Герой фильма, лишившись ног, учится ходить на протезах; своеобразие шага, «походки» актера дополняется звуком - необычным поскрипыванием кожи.

Часты в практике кино и такие случаи. В павильоне построена стена дома, на полу выложен небольшой участок бутафорской булыжной мостовой. Но в кадре надо создать ощущение целой улицы, В этом кроме изобразительных средств прекрасно помогает звук. Стучащие о камень каблуки (копыта, колеса и т. д.) заставят зрителя увидеть булыжную мостовую. А если придать шагам, топоту, голосам и т. д. гулкость, то возникнет представление о пустынной улице.
Незаслуженно редко используется в кино эхо. А ведь эхо, как отраженный звук, дает точное представление о пространстве и о месте действия. Дворец или пещера, степь или долина гор, длинный коридор или двор между домами.

В подобных случаях звук не только образ, но он решает и утилитарные задачи. Возможности использования шумов в качестве «палочки-выручалочки» весьма широки. К сожалению, о них не часто вспоминают.

]> Рейтинг@Mail.ru