Художник создает объем

Звуками, шумами создается или подчеркивается перспектива изображаемого. Художник создает объем и перспективу с помощью линий, света, тени и сочетания цветов на плоском полотне или на бумаге. То же стремится сделать и кинематографист на полотне экрана. Что касается изображения, то в этом направлении киноискусством достигнуто многое. Но очень обидно, что так редко берется в помощники звук. А ведь это надежный помощник.

Вот как, например, служит он Л. Толстому, рисующему картину, сюжет которой разворачивается ночью:

«Нехлюдов сошел с крыльца и, шагая через лужи по обледеневшему снегу, подошел к окну девичьей.

Сердце его колотилось в груди так, что он слышал его; дыханье его останавливалось, то вырывалось тяжелым вздохом... На реке, в тумане шла какая-то неустанная, медленная работа, и то сопело что-то, то обсыпалось, то звенели, как стекло, тонкие льдины...

Недалеко из тумана во дворе прокричал один петух, отозвались близко другие, и издалека с деревни послышались перебивающие друг друга и сливающиеся в одно петушиные крики».

Перед нами довольно сложная многоплановая звуковая перспектива. Причем очень живая, постоянно движущаяся. Если рассматривать ее как кинокадр, нетрудно заметить, что в «резкость звука» входит то первый план-хруст оледенелого снега, и дыхание Нехлюдова, то второй крик петуха, то дальние планы - шумы на реке и петушиные крики на деревне.

Такую глубинную разработку картины вряд ли можно создать на полотне художника. В кино с помощью звуковой композиции сделать это сравнительно нетрудно.
Для создания звуковой перспективы можно использовать различие звуков не только по тональности, силе и тембру, но и по ритму, то есть размещая их во времени, во «временном пространстве». В практике радиовещания и кино накоплено немало приемов «звукового мизансценирования», или, иными словами, пространственного применения звука. Для наглядности укажем хотя бы на технику многомикрофонной записи музыки: с ее помощью звукооператор кино, радио, телевидения и грамзаписи может не только выделить «крупным планом» солиста, но и произвольно выбрать «ракурс» для любого звучания. Например, аккорд, исполняемый четырьмя валторнами, можно (при помощи соответствующей установки микрофона) услышать «снизу вверх», то есть с басом на первом плане, или же «сверху вниз», с доминирующим верхним голосом.

Нечто подобное делается и с шумами - к сожалению, гораздо реже и более робко, чем в работе с музыкой.

Большие возможности в создании пространственного звучания шумов дает стереофония. Основная привлекательная сторона широкоэкранного, панорамного и широкоформатного кино в так называемом «эффекте участия» (или присутствия). Достигается этот эффект в основном проецируемым на экран особого формата изображением, между тем как в создании эффекта участия ведущую роль может играть стереофонический звук.

Ведь если даже в панорамном кино изображение проецируется на площадь, не превышающую одной трети обозреваемой площади зала, то звук уже сейчас может воспроизводиться с пяти из всех шести плоскостей зала. Самолет, автомашина, поезд, начав свое движение из глубины экрана, выйдя на первый план и как бы сойдя (в изображении) к зрителю, может в звуке продолжать движение по зрительному залу. Раскат грома, начавшийся от экрана, может «прокатиться» над головами зрителей и «смолкнуть вдали», за их спинами.

Стереофония позволяет создавать вокруг зрителя своеобразную оболочку из звуков. Создавать жизненно реальную и небывалую фантастическую звуковую атмосферу и любую звуковую перспективу.

С помощью звуков можно определять также время и место действия: часы суток, времена года, десятилетия и эпохи. Зная, например, что тройка и бубенцы - принадлежность русского быта XVII и XVIII веков, кондукторский рожок конца XIX века, а электрическая трещотка- начала XX века, можно понять, на каком виде транспорта и когда едет герой поэмы, повести или фильма. Одни и те же часы, например, тикали, били, «хрипели» и играли в различные времена по-разному. Услышав их, можно узнать об эпохе, которой посвящен фильм. Скрип флюгеров, половиц и дверей говорит о доме, в котором происходит действие. Шуршание ткани, звон шпор и т. п. о платье и обуви, в которых ходят герои. Колокольный звон или «завывание» муэдзина, бубенцы тройки или висящие на верблюжьей шее колокольчики расскажут о стране, в которой живут герои фильма.

Прислушиваясь к улицам города или села, легко заметить, что их звучание в утренние часы отлично от дневного и ночного.

Одни и те же автомашины днем слышны не так, как ночью.

Леса и поля живут различной жизнью в различные времена года. Летом в полях - хоры звонких кузнечиков, писк сусликов, шелест колосьев, какая-то особенная знойно-звонкая тишина. Ранней осенью - шум комбайнов и молотилок, доносящийся с тока, голоса людей, «фырканье» грузовиков. И совсем иначе звучит то же поле поздней осенью - уныло шумит дождь, курлыкают журавли, изредка доносятся выстрелы охотников.
Аналогичных звуковых примет времени в жизни немало.

]> Рейтинг@Mail.ru