Несовпадение звука с изображением. Подтекст в звуке

«Та роль, которую звук должен играть в кино, гораздо значительнее рабского подражания натурализму; главное назначение звука - усилить потенциальную выразительность содержания фильма.

Ясно, что такое более глубокое проникновение в содержание фильма нельзя дать зрителю, просто добавив натуралистический звук в виде аккомпанемента; нужно сделать нечто большее. Это большее заключается в организации изобразительного и звукового ряда по двум самостоятельным ритмическим линиям».

Еще на заре звукового кинематографа В. Пудовкин приводил любопытный пример введения шумов в фильм.

На экране заросший бурьяном и крапивой пустырь. Однажды сюда пришел человек (один из героев фильма), остановился, задумался. И вдруг послышались необычные для пустыря звуки: шум станков. Шум становился все отчетливее и громче, к нему присоединились и другие индустриальные шумы, звучит уже большой многоголосый завод. А человек все стоит и думает. И хотя он не сказал ни одного слова, зрителю ясно, о чем он думает. Правда, такого эпизода экран не увидел. В. Пудовкин только рассказывал о нем. Но в первом же его звуковом фильме, есть эпизоды, похожие на этот.

На железнодорожном вокзале у вагона поезда прощаются два близких человека. Их отношения натянуты, неясны.

- Я тебе что-то хотела сказать... произносит она. И вдруг в паузу врываются шумы трогающегося поезда, хотя мы ясно видим, что вагоны стоят на месте. Поезд (в звуке) набирает скорость.

- Что же, что?

А поезд уже гремит по стрелкам.

- Я... забыла.

Грохочет поезд. Колеса захлебываются, отстукивая полный ход: «тра-та-та... тра-та-та!»

- Ты у меня высокого роста...

Звук торопящегося поезда вдруг обрывается, после небольшой паузы - шипение пара, свисток. Только теперь мы видим, как медленно тронулся поезд - до этого он стоял. Звук в этом эпизоде как бы забегает вперед. Благодаря этому сцена с простым диалогом становится волнующе тревожной. Звук, выражая волнение героев, невысказанное в словах, держит зрителя в напряжении.

Оба эпизода построены на несовпадении слышимого с видимым. Но и в них между звуковым образом и чувствами героев противоречия нет - звук идет в том же направлении, что и чувства людей, он усиливает их, делает ясно ощутимыми.

Возможно (но почти не используется в кино) полное смысловое и эмоциональное несовпадение звукового образа с мыслями, чувствами и поступками людей. Таким приемом охотно пользовались А. П. Чехов и К. С. Станиславский, ставивший в театре его пьесы.

Ирина мечтает о Москве как о чем-то светлом: «Мне Москва снится каждую ночь, я совсем как помешанная... Мы переезжаем туда в июне, а до июня осталось еще... февраль, март, апрель, май...».

А в это время сидящий рядом Вершинин «взял лежащую на столе игрушку - Петрушка с цимбалами - и пошумел ею - потом он держит эту игрушку в руках и изредка шумит ею», сопровождая этим ироническим аккомпанементом слова Ирины.

Такое несовпадение звука со смыслом слов героя создает звуковой «подтекст», характеризуя тот или иной образ.

Представьте себе героя, который на протяжении всего спектакля или фильма произносит возвышенные, «красивые» слова, а звук, с ним связанный, подчеркнуто прозаичен и даже вульгарен. Или - неприятны ассоциации, вызываемые звуком с показанным однажды неблаговидным поступком того же героя.

Приборы применяемые в геодезии - trimble. Геодезическое оборудование.
]> Рейтинг@Mail.ru