Старая вильнюсская ратуша. Часть 3

Трудности деятельности магистрата

Как видно, объем работ был очень широк. Кроме городских дел, магистрат обязан был беспокоиться и о своем хозяйстве: в его ведении находилось большое количество домов в городе и пригороде, от которых он получал доходы. В предместьях Вильнюса магистрату принадлежало несколько больших и мелких имений, таких как: Куприонишкес, Леонишкес (Левонишкес), Ри-бишкес, Тупатишкес и т. д. Для того, чтобы их содержать в надлежащем порядке, необходимы были специалисты и хозяйственный инвентарь.

Хотя магистрат имел большие доходы от своего хозяйства: квартирной платы, магазинов, водопровода, мельниц и мостов, его финансовые дела постоянно хромали. В финансовой системе магистрата работали четыре присяжных казначея. Двоих из них назначал совет магистрата, а два других были представителями общественности и избирались из 10 представленных общественностью кандидатов. С ними сотрудничали и представители купечества. Казначеи обязаны были хранить городские деньги., участвовать в решении вопроса об их использовании, вести книгу приходов и расходов (реестр). Средства и документы хранились в специальных шкафах, закрывающихся 2-4 замками. Это делалось с целью, чтобы один из казначеев не мог бы ими воспользоваться. По истечении года подводился баланс.

Трудности деятельности магистрата состояли и в том, что его власть не могла распространяться на весь город, т. к. часть города, находящаяся вблизи рек Нерис и Вильни, принадлежали княжескому замку, другая часть — епископу и капитуле. Кроме этих основных самоуправлений, называемых юрисдиками, были еще и монастыри. С течением времени таких юрисдиков образовалось около десяти. Такое разделение города мешало магистрату вести плановое хозяйство, тем более, что юрисдики вели между собой борьбу. Поэтому, когда армия царя Алексея Михайловича заняла Вильнюс, магистрат в 1658 году послал к нему своих представителей с просьбой некоторые юрисдики присоединить к ратуше, но эта просьба не была исполнена.

С 1568 г. магистрат имел право посылать двух своих представителей в общий литовско-польский сейм, а с 1646 г,- трех. По возвращении с заседаний сейма или с делового визита у короля, они отчитывались перед советом, а последний, в случае надобности, информировал жителей города.

Городской магистрат

По привилегии 1432 года единственной властью, которой непосредственно подчинялся магистрат был сам король, а во время войны, когда городу угрожала опасность — местный воевода.

Городской магистрат исполнял и судебные функции. Король, вступая на престол, как правило, всегда подтверждал самоуправление города Вильнюса и право собственного суда, освобождая горожан от суда воеводы (замкового). Важнейшие дела разбирались судом войтов, представительствовал в котором сам войт. Под его началом суд составлялся из заседателей (судья и советники), которых было около двадцати, хотя судебный приговор подписывали чаще всего двое заседателей. Избирались ли они, или назначались, об этом точных сведений нет.

Кроме суда войтов, действовала и низшая судебная инстанция — суд совета (бургомистров и советников), который решал менее важные дела, к примеру, цеховые споры, дела вдов и сирот и т. д. В случае решения важных вопросов, суд совета обращался к суду войтов, а суд войтов менее значительные дела передавал на рассмотрение своей низшей инстанции. Дело провинившегося члена магистрата рассматривал пленум обоих судов. Очень важные дела нередко пересылались королевскому суду. Провинившийся войт отвечал также перед королем.

Одновременно с судьями в судах принимали участие писари, которые протоколировали ход суда. Функции уполномоченных исполняли прокураторы, которые одновременно были и защитниками. Провинившихся граждан задерживали и доставляли в суд присяжные. Экспертами по делам избиения и увечий были Цырулики. Явиться на суд подсудимых призывал глашатай (кликун), который оповещал и о решении суда.

Для допроса, или в случае применения пыток, для физического наказания содержался палач, у которого был помощник. Смертный приговор приводился в исполнение различными способами: через усечение головы мечом, повешение или четвертование. До второй половины XVII в. возле ратуши стояла устрашающая виселица (позднее была перенесена за город). Однако, в отдельных случаях на ратушской площади и позднее виселицы ставились. Около ратуши также стоял столб, называемый «пила-том», к которому привязывали провинившегося или подвергали телесному наказанию. Столб завершался скульптурным изображением женской головы, называемой «баба». Известная в те времена поговорка — «целовать ратушскую бабу» означала подвергнуться наказанию у столба.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

]> Рейтинг@Mail.ru