Аскетизм в религиозной жизни Древнего Рима

Историографию римского общества занимались в основном римские и греческие писатели. Веллей Патеркул (возле 20 г. к Р.Х. – в 30 г. по Р.Х.) написал военную и политическую историю императора Августа и первые годы правления Тиберия. В И. ст. Р.Х. Йосиф Флавий на греческом языке в своих трудах “История юдейской войны”, “Автобиография”, “Юдейска ерхолгия” описывает историю своего народа в еллинистичний и римской периоды. Корнелий Тацит написал историю с 68 по 96 г. Р.Х. от смерти Августа (в 14 г. Р.Х.) до смерти Нерона (в 68 г. Р.Х.). Труд Тацита является основой наших представлений о жизни римского общества И. ст. Р.Х. Важным дополнением труда Тацита является произведение Гая Светония Транквилла (†122 г. Р.Х.). Он писал на разные темы, но наиболее известен его труд “Жизни двенадцати цезарей” от Юлия Цезаря к Домициана Флавия). В середине ІІ ст.. Р.Х. Аппиан, грек, императорский чиновник написал “Римскую историю” в 24 кн. Не границы ИИ-ИИИ ст.. Дион Кассий, член сената, наместник провинций написал “Историю Рима” с самых давних времен, заканчивая в 235 г. Р.Х. Грек Амман Мерцелин (возле 330-400 гг.) продолжая труд Тацита написал труд “Действия”, которое охватывает время с 96 по 378 гг. Амман с большой болью указывал на крайнюю порочность римской знати (императорских придворных и императоров той эпохи), что привели к упадку римского общества и государства.

Выше приведены источники в полном объеме к нам не дошли, а только частями. Тем не меньше все памятники раскрывают не только историю данного общества, но и религиозную, моральную, экономическую, потовую, аскетическую жизнь римского народа. Кроме исторических источников следует вспомнить важные труды другой тематики. Имеют в виду важные сведения в трудах географов (Помпония Мели, Клавдия Птоломея). Интересный материал содержит “Естественная история” Плиния Старшего – энциклопедиста И ст., в переписке Плиния Младшего (конец И – начало ІІ ст..). “Панегериках – похвальных речах в честь императоров, художественный литератри, сборниках законов. Из современных исследователей по данной тематике следует определить труды Токарєва С.А., Абрамовича С.Д. и тому подобное. Указана литература отдельно не выделяет аскезу от других аспектов жизни, но дает достаточно материала для ознакомления и освещения проблематики.

Древнеримская религия достаточно специфическая сравнительно с греческой, хотя они имеют общие черты, определенные типологией и прямым влиянием. Хоть римская религия постоянно видоизменялась, она неизменно хранила много архаичных черт, в том числе – и в области аскетической практики и аскетических концепций.

Своеобразие римского религиозного аскетизма заключается в том, что он был лишен поэтически мистического вдохновения или философского подъема аскетизма греков. Скорее уже он представляет по своему содержанию то, что римляне именовали «паспортом бедняков», – testimonium paupertatis (свидетельство о бедности); мы имеем в виду, однако, бедность духовную.

Образ жизни древних римлян, которые занимались преимущественно сельским хозяйством и войнами, сам по себе был достаточно суров. Эту строгость римляне хранили и в следующие эпохи изнеженности обычаев. К знакомству с греческим культурным опытом здесь даже не было статуй богов – бог войны Марс уважался в виде копья; Веста, богиня домашнего очага, – в виде живого огня и др. Крестьяне по старинци уважали старые пни и большие камни. Настоящих храмов сначала тоже не было – служение богам проводились просто в огороженном месте. Культ римлян также был «сух, трезв и строго формален» – «пунктуально выполняя свои обязательства перед богами, римлянин в то же время не хотел давать им ничего лишнего» – например, туманный обет принести в жертву столько-то «председателей» (имелось в виду – животных) оборачивалась приношением в храм такого же количества головок чеснока.

Римские жрецы мыслились как в первую очередь служители государства. Особенного состояния жрецов как таких не существовало. Зато существовали жреческие коллегии, в которые избирались вполне светские лица, стремящиеся сделать политическую карьеру (понтифики, фламини, луперки, авгуры и др.). Да, молодой Тиберий Гракх добивается избрания в коллегию авгуров; Юлий Цезар с 13 годов – фламин Юпитера и т.д. В древние времена это и были чисто государственные должности – например, понтифики в древность были инженерами, которые ведают наводкой мостов через Тибр (понтифик значит «строитель»).

Очень характерно также, что римляне запрещали участие в почитании своих богов рабыням (то есть, иностранцам), превращая свою религию из общечеловеческого явления в чисто «национальную» установку. Лишь в исключительных случаях рабыни принимали участие в праздниках (известно, что Катон Старший позволял своему рабови-керуючему приносить жертв богам лишь на праздник компиталий). К чужим богам римляне относились свысока, хоть и не запрещали, скажем, культа Изиди.

При таком отстраненном отношении к богам не могло быть и речи о каких-либо сильных религиозно аскетических эмоциях. Восточные жрецы Кибели способны были оскопить себя в своем неистовом поклонении перед женственностью богини. Для римлян такой подвиг был страшен и чужой, они могли сделать его разве что объектом яркого поэтического изображения с элементом эротичного любопытства (поэма Катулла «Аттис»).

Проявления аскетизма в раннем римском обществе базировались, строго говоря, даже не на религии, а на этике гражданского, сельского общежития, сурового и манерного даже относительно завоеваний еллинистичной цивилизации. Плутарх описывает как образец римской добродетели сенатора Катона Старшего, который настолько кичился своим чистым и примитивным образом жизни, который готов был жить в стеклянном доме, – он считал, что ему ничего прятать. Катон ненавидел влияние греческой городской культуры, литературу и театр, добился высылки греческих актеров из Рима. Но тяжело считать это настоящим духовным аскетизмом.

Но все-таки, при сугубой практичности римской жизни и римской религии, здесь возникают и определенные аскетические устремления, в первую очередь связанные с представлениями о магическом содержании поведения жреца. Как и всякая языческая аскеза, содержание носит здесь характер теургии, связывания воли божества.

От народных религиозных представлений древней эпохи римляне восприняли разные предписания – например, относительно полового сдерживания фламинив – жрецов культа Юпитера, или обязательность невинности для весталок – служителей Вести [2, с. 324]. Но все это было связано в первую очередь с представлением о необходимости ритуальной чистоты тела жреца, а потому такой аскетизм носил чисто внешний характер и не имел особенного психологического содержания, мистического или морального.

В запрещениях, которые действовали в тех или других коллегиях, прослеживаются пережитков древних суеверий и табу, смысл которых уже в классическую эпоху тяжело было установить. Обременительной была, например, жизнь фламина Юпитера: он не имел права давать клятву, не смел ездить верхом, выходить из дома с непокрытой головой, касаться сырого мяса; запрещенные для него были также прикосновение к козе, плющу, тем же бобам и другое.

Такой аскетизм, лишенный настоящего духовного содержания, нередко совсем непринужденно перерастал в эротику, оргиазм или прямое изуверство. Да, жрецы животного бога Фавна луперки в праздник луперкалий бегали в одних кожных набедрениках по улицам, изображая волков, и хлестали ремнями молодых девушек или женщин, которые еще не рожали, чтобы они перебороли свою бесплодность.

Нарушение аскетического установления каралось жестоко. Да, весталку, разоблаченную в половых зносинах, зарывали живой в землю, оставив в яме воспаленную свечу и... стакан молока. Зато весталку, которая берегла целомудрие, уважали достаточно высоко: главная жрица этой коллегии, например, имела право помиловать присужденного до смерти преступника.

Страницы: 1 2

]> Рейтинг@Mail.ru